РУССКИЙ ЯЗЫК И ЛИТЕРАТУРА

РЕПЕТИТОР РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
персональный сайт репетитора русского языка и литературы
Бунин о Бальмонте (Часть I)

И сегодня можно встретить у разной литературной мошкары высокомерно пренебрежительное отношение к поэзии Бальмонта и Бунина. Первого из них они наделяют  своей идентичностью – графоман, о втором – умалчивают  как о вообще несуществующем поэте.

Третирование Бунина-поэта идет давно, от Брюсова и через его глубокомысленного ученика Гумилева, поддержанного повествовательной Анной Ахматовой, не гнушавшейся при этом прямых заимствовании из бунинских стихов, пользуясь тем, что их мало кто помнил, потому что длительное время они не издавались в СССР (читайте, например, об осени-вдове у поэтессы и «Листопад» Бунина, «Мужество» поэтессы и  вдохновившее ее «Слово», отвергаемого ею поэта). Однако Бунину повезло в ином. Он признан классиком русской прозы. В этом качестве он не просто высоко ценим. Он еще и известен как придирчивый, но справедливый  судья своего времени и своих современников. Его будут еще долго читать, и еще долго будут верить в его особенно правдивое «прославление» Бальмонта.
Я еще раз, чтобы было яснее ясного, должен подчеркнуть эту «особенную правдивость» Бунина. Он никогда не лгал, если не считать детства, когда, по его же словам,  был привержен ко лжи до болезненности, что позднее было определено им как знак с выше, предвещающий художественное сочинительство. Признаюсь, что не знаю другого прославленного писателя, который в детстве обладал подобной патологической склонностью к «выдумыванию». Последнее свойство, повторяюсь, и вылилось в конечном итоге в форму «особенной правды». Например, в «Окаянных днях» Бунин тщательно компонует «зверства», чинимые восставшим народом, не забывая и еврейского погрома. При этом он ни словом не обмолвился о черносотенцах, верноподданнической монархической мрази, учинившей этот погром, который таким образом отнесен Буниным на счет революционного народа. Ни словом писатель не обмолвился и об истинном зверье, о вооруженных до зубов белогвардейцах, профессиональных убийцах, уничтожавших из-за своих утрачиваемых привилегий простой люд, угнетаемый ими веками, простой люд, который был и плохо вооружен, и плохо обучен военному делу. Генерал Деникин позднее, там, в эмиграции, во всеуслышание заявил, что его армия потерпела поражение потому, что он, Деникин,  не мог воевать с безоружным народом. Отец Деникина был крепостным, а Бунин мечтал пожить прежним помещиком. Отсюда в «Окаянных днях» та «особенная правда», которая хуже гнусной лжи.
В «Воспоминаниях»  Бунин описывает Бальмонта тем же самым своим методом «особенной правды». Для вящей убедительности, Бунин не только обращается к кладовой своей воистину феноменальной памяти, но и приводит цитатный материал из периодической печати в качестве фактов, с которыми, как известно, не поспоришь. Лично я спорить и не собираюсь. Я лишь, использую умолчания Бунина, чтобы восстановить истинный портрет Бальмонта.
Познакомились Бальмонт и Бунин на одной из «пятниц» у К.К.Случевского в 1894 году. Оба поэта были молоды. Бальмонту было около двадцати семи лет, а Бунину около двадцати четырех. Бальмонт был уже известным автором переводных вещей и двух поэтических сборников, второй из них был встречен критикой сочувственно. У Бунина к тому времени вышел единственный сборник, в рецензии на который некий критик (похоже, это был знаменитый ругатель В.П.Буренин) назвал автора скороспелых стихов «чесночной головкой».
Свое знакомство поэты закрепили стихотворными посвящениями друг другу.  Приведу каждое из них.

Ковыль
И.А.Бунину

Точно призрак умирающий,
На степи ковыль качается,
Смотрит месяц догорающий,
Белой тучкой омрачается.

И блуждают тени смутные
По пространству неоглядному,
И, непрочные, минутные,
Что-то шепчут ветру жадному.

И мерцание мелькнувшее
Исчезает за туманами,
Утонувшее минувшее
Возникает над курганами.

Месяц меркнет, омрачается,
Догорающий и тающий,
И, дрожа, ковыль качается,
Точно призрак умирающий.


Если издать самое миниатюрное собрание образцовых стихотворений русской поэзии и не включить туда «Ковыль» Бальмонта, то такое издание нельзя будет назвать антологией.
А теперь стихотворение Бунина, которое единственный раз было опубликовано в газете «Орловский вестник», а столетие спустя было воспроизведено в восемьдесят четвертом томе «Литературного наследия».

Посвящается К.Д.Бальмонту

Ни песен, ни солнца… О, сердце мое!
Ты песней звенело, ты солнцем дышало,
Ты жаждало веры, чтоб верить любви…
– И все навсегда, навсегда миновало…

Забвенья, покоя!.. В душе тишина…
Но сном благодатным забыться – нет мочи;
Печально мерцает свеча до утра,
И медленно тянутся скорбные ночи…

И только порой – на мгновенье одно, –
Поникнув в раздумьи, в молчаньи глубоком,
Я слышу – опять эта песня звучит
О чем-то родимом… далеком-далеком…

И только порой в ней надежду ловлю,
Что ветер внезапный развеет ненастье
И дверь распахну я на солнечный блеск
Для новой работы, для нового счастья!


Попади это стихотворение на глаза В.П.Буренину, он бы не изменил своей прежней характеристики автора. Дело в том, талант Бунина развивался очень медленно, о чем он, повторяюсь, обладатель феноменальной памяти, став  нобелевским лауреатом, основательно забыл. Вот что он сообщает о Бальмонте после кончины поэта: «И еще: при всем этом был он довольно расчетливый человек. Когда-то в журнале Брюсова, в «Весах», называл меня, в угоду Брюсову, «малым ручейком, способным лишь журчать». Мы помним, что у Буренина речь шла не о ручейке, журчание которого было привлекательно для Бальмонта, обожающего природу. Бальмонт выразил то, что он думал. О какой вообще угоде Бунин ведет речь? Бальмонт, в отличие от большинства пишущей братии (включая и самого Бунина с его подобострастием, например, перед Андреем Седых, журналистом, чьи никчемные рассказы он безбожно перехваливал с тем, чтобы получать от того материальную помощь), никогда ни перед кем не угодничал.
Десятилетие спустя после упомянутого нобелевским лауреатом выступления в «Весах» Бальмонт высказался о Бунине в более резком  тоне, о чем Бунин как бы забыл, потому что Бальмонт попал ему не в бровь, а в глаз: «Бунина я считаю человеком талантливым, но не большим. Вдобавок он увлекается своим академизмом, который не заслужен, и не существует» («Голос Москвы», 1913, №237, 15 октября).
Далее Бунин сообщает: «Позднее, когда времена изменились, стал вдруг милостив ко мне, – сказал, прочитав мой рассказ «Господин из Сан-Франциско»:
– Бунин, у вас есть чувство корабля!
Увы и увы. Опять намек на угодливость («времена изменились»). Но суть в том, что Бальмонт от души приветствовал успех Бунина задолго до того, как «Господин из Сан-Франциско» стал единственным всемирно известным из всех рассказов Бунина.
«А еще позднее, – продолжает Бунин рисовать угодническую натуру Бальмонта, – в мои нобелевские дни, сравнил меня на одном собрании в Париже уже не с ручейком, а со львом: прочел сонет в мою честь, в котором, конечно, и себя не забыл, – начал сонет так:
Я тигр, ты – лев!
Бунин не замечает, что  Бальмонт не просто «и себя не забыл», а поставил на первое место.
Да! Долго, десятилетия вынашивал Бунин свою обиду, холил, лелеял ее – и вновь по поводу угодливости Бальмонта попал пальцем в небо. По Бунину выходит, что Бальмонт сравнил его с царем зверей! Но лев считается «царем зверей» на обыденном языке. У Бальмонта этот «царь» представляет собой нечто иное:

Мой зверь — не лев, излюбленный толпою, —
Мне кажется, что он лишь крупный пес.
Нет, желтый тигр, с бесшумною стопою,
Во мне рождает больше странных грез.

И символ Вакха, — быстрый, сладострастный,
Как бы из стали, меткий леопард,
Он весь — как гений вымысла прекрасный,
Отец легенд, зверь-бог, колдун и бард.

Это необычный тигр. Он прямой родственник тигра из одноименного стихотворения Блейка, которого у нас первым начал переводить Бальмонт. А что касается льва, то он, как вышло по Бальмонту, всего «лишь крупный пес», собака. И как же Бунин усмотрел в сонете Бальмонта, написанного в его честь, угодничество?

Репетитор по русскому языку

 

Обновлено ( 06.09.2017 18:17 )
Просмотров: 4380
 
Код и вид
ссылки
<a href="http://pycckoeslovo.ru/" target="_blank"><img src="http://www.pycckoeslovo.ru/pyccslovo.gif" width=88 height=31 border=0 alt="репетитор по русскому языку"></a> репетитор русского языка

Тел. 8-499-613-7400; 8-915-148-8284, E-mail: pycckoeslovo@mail.ru Все права защищены.