РУССКИЙ ЯЗЫК И ЛИТЕРАТУРА

РЕПЕТИТОР РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ
персональный сайт репетитора русского языка и литературы
Бунинский эпилог "Онегина"
Пушкин был единственным поэтом, чье влияние признавал Бунин и в го­ды творческой зрелости.
«...Вспоминаю уже не подражания, а просто жела­ние, которое страстно испытывал много, много раз в жизни, желание напи­сать что-нибудь по-пушкински, что-нибудь прекрасное, свободное, стройное, желание, проистекающее от любви, от чувства родства к нему, от тех свет­лых (пушкинских каких-то) настроений, что бог порой давал в жизни».
Это чувство родства, преемственности пушкинской традиции с особой от­четливостью проступает в стихотворении «Игроки», относящемся ко времени «сознательного согрешения» Бунина, к 1916 году, когда были написаны все, кроме одного, из названных самим поэтом, стихотворения, которые были навеяны пушкинским настроением: «Молодой король», «У гроба Виргилия», «В Сицилии», «Помпея», «Девушка в молодости». Перечисление можно про­должить за Бунина: «На Невском», «Людмила», «Голубь», «Грот»... Просто 1916 год, как никакой другой, был у Бунина «пушкинским».

...Зал белый весь, прохладен и велик.
Под люстрой тень. Меж золотисто-смуглых
Больших колонн, меж окон полукруглых —
Портретный ряд: вон Павла плоский лик.
Вон шелк и груди важной Катерины,
Вон Александра узкие лосины...
За окнами — старинная Москва
И звездной зимней ночи синева.

Это строфа из стихотворения Бунина «Игроки». Примем априори, что описываемое относится к 30-м годам прошлого столетия, не заостряя вни­мания на том, что перечисление портретного ряда обрывается на Александ­ре I. Но перед тем как перейти к следующим строфам стихотворения, вспо­мним концовку «Евгения Онегина», отповедь Татьяны: «Но я другому отдана и буду век ему верна». А теперь продолжение «Игроков»:

Задумчивая женщина прижала
Платок к губам; у мерзлого окна
Сидит она, спокойна и бледна,
Взор устремив на тусклый сумрак зала,
На одного из штатских игроков,
И чувствует он тьму ее зрачков,
Ее очей, недвижных и печальных,
Под топот пар и гром мазурок бальных.
Немолод он и на руке кольцо.
Весь выбритый, худой, костлявый, стройный,
Он мечет зло, со страстью беспокойной.
Вот поднимает желчное лицо, —
Скользит под красновато-черным коком
Лоск костяной на лбу его высоком, —
И говорит: «Ну что же, генерал,
Я, кажется, довольно проиграл? —
Не будет ли? И в картах и в любови
Мне не везет, а вы счастливый муж,
Вас ждет жена...» — «Нет, Стоцкий, почему ж?
Порой и я люблю волненье крови», —
С усмешкой отвечает генерал.
И длится штос, и длится светлый бал...
Пред ужином, в час ночи, генерала
Жена домой увозит: «Я устала».

Вряд ли кто усомнится в том, что Бунин написал «эпилог» «Евгения Оне­гина». Кто не узнает в героине Бунина, в бледной с печальными очами за­думчивой женщине, с внешним спокойствием переживающую душевную муку, в этой фигуре, уединившейся у окна, образ пушкинской Татьяны! Бунин несколькими мазками столь удачно описал знакомые всем читателям милые черты, что счел возможным не называть героиню по имени. «Итак, она звалась Татьяной... Задумчивость ее подруга от самых колыбельных дней...», а в видениях влюбленного безнадежно Онегина Татьяна предстает не иначе, как «у окна сидит она... и все она!».
Как же легко узнать по облику и речам Стоцкого (сколько язвительной иронии в его короткой реплике — «а вы счастливый муж») Онегина, а «счастливый» муж — все тот же генерал, который у Пушкина «всех выше и нос и плечи подымал».
В «Игроках», как и в «Евгении Онегине», не социальное, а психологиче­ское противопоставление образов. Однако Онегин—Стоцкий в создавшейся жизненной коллизии получил все возможное из того, чего жаждал. Читаем у Пушкина:

Нет, поминутно видеть вас,
Повсюду следовать за вами,
Улыбку уст, движенье глаз
Ловить влюбленными глазами.

Может представиться, что Бунин неправомерно «дарит» Онегину-Стоцкому счастье духовной близости с возлюбленной. Ведь даже влюбленный Онегин допускал «сомнительный роман», «был чувства мелкого рабом», что резко противоречило природным устоям Татьяны. Но в «Игроках» есть мотивировка этой близости — у Стоцкого «на руке кольцо».
Мы простились с Онегиным, когда он отказался от своей прежней убеж­денности, что «вольность и покой замена счастью». Таким образом, возможность женитьбы Онегина не только не исключалась, но была и психологически подготовлена. И видимо, Онегин-Стоцкий прошел через ту же школу, что и Татьяна. Недаром же Бунин, как и Пушкин в отношении Татьяны, оставляет без внимания супружескую жизнь своего героя, отметив только голый факт — «на руке кольцо». Теперь он и она как бы уравнялись в их общей драме.
Глубина бунинского прочтения «Евгения Онегина» сказывается и в «мело­чах». Так, Бунин восстанавливает действительный возраст генерала, памятуя то, что генерал был «друг» Онегина, с которым у него общи «проказы, шутки прошлых лет». Вспомним, что даже Достоевский «прохаживался» по адресу мужа Татьяны, считая его «обесчещенным стариком».
Бунин воспринял пушкинские идеи, образы, конфликты и с тонким изяще­ством перевоссоздал «всю эту ветошь маскарада, весь этот блеск, и шум, и чад», что, однако, не снижает самостоятельной ценности «Игроков», чему лучшим свидетельством может послужить приведенный выше текст стихотворения.
На сайте есть еще статьи о Бунине
Жизнь и творчество Бунина (краткий очерк)

Не приемля символизм, Б. входил в объеди­нения неореалистов — товарищество «Знание» и московский литературный кружок «Среда», где читал чуть ли не все свои произведения, на­писанные до 1917. «Высокий, стройный, с тонким, умным лицом, всегда хорошо и строго оде­тый, любивший хорошее общество и хорошую литературу, много читавший и думавший, очень наблюдательный и способный ко всему, за что брался, легко схватывавший суть всякого дела, настойчивый в работе и острый на язык, он врожденное свое дарование отгранил до высо­кой степени», — вспоминал о нем Н.Телешов.

Жизнь и творчество Бунина (краткий очерк)

Не приемля символизм, Б. входил в объеди­нения неореалистов — товарищество «Знание» и московский литературный кружок «Среда», где читал чуть ли не все свои произведения, на­писанные до 1917. «Высокий, стройный, с тонким, умным лицом, всегда хорошо и строго оде­тый, любивший хорошее общество и хорошую литературу, много читавший и думавший, очень наблюдательный и способный ко всему, за что брался, легко схватывавший суть всякого дела, настойчивый в работе и острый на язык, он врожденное свое дарование отгранил до высо­кой степени», — вспоминал о нем Н.Телешов.

. Левитан и Бунин

Лично с Левитаном Бунин не был знаком, но был им окружен со всех сторон. Это и беседы с Чеховым, и встречи с его сестрой, которая некогда засобиралась замуж за Левитана и с которой Бунина связывали братские чувства, и частые собрания в доме Телешева, женатого на Елене Карзинкиной, и близость с кружком южнорусских художников, боготворивших Левитана.

Верность (Один из истоков Маршака)

Надо жадно, очень жадно любить живое, чтобы опечаленным взором подметить, что погребальный возок… нарядный. Такое этически, казалось бы, несовместимое чувствование было возможно только в поэтике Бунина, которого «зеленая, веселая, живая могильная трава» приводила в восторг, ибо пусть «старый склеп, руина гробовая таит укор… Но ты, земля, права!.. Земля, земля! Весенний сладкий зов! Ужель есть счастье даже и в утрате?»

 

Обновлено ( 30.08.2017 22:11 )
Просмотров: 7513
 
Код и вид
ссылки
<a href="http://pycckoeslovo.ru/" target="_blank"><img src="http://www.pycckoeslovo.ru/pyccslovo.gif" width=88 height=31 border=0 alt="репетитор по русскому языку"></a> репетитор русского языка

Тел. 8-499-613-7400; 8-915-148-8284, E-mail: pycckoeslovo@mail.ru Все права защищены.